голшириИранский художник, философ и культуролог.

Барбад Голшири (1982, Тегеран) – иранский художник, философ и культуролог, работающий в различных медиа – от видео, перформанса, инсталляций, живописи и фотографии до графических новелл в духе bande dessinnée и художественной критики. Голшири также известен своими переводами на фарси драматургии Сэмюэла Беккета. Большая часть собственных работ художника основана на исследовании вербальности и существует в плоскости полемики литературы и искусства о категории «реального», невозможности выйти за пределы реализуемого, неразрешимой логической проблеме выражения невыразимого. Голшири выступает с критикой текущей социально-политической ситуации в Иране, господства нового регионального арт-рынка, действующих доктрин и культов. В числе последних активностей Барбада Голшири: And I Regurgitate and I Gulp it Down, персональная выставка в Aaran Art Gallery (Тегеран, 2011); участие в проекте The Language Show, фонд развития современного искусства Vivid, (Бирмингем, 2010); Nothing Is Left to Tell, персональная выставка в галерее Thomas Erben (Нью-Йорк, 2010); участие в групповой выставке Medium Religion под кураторским началом Бориса Гройса и Петера Вайбеля, Центр искусств и медиатехнологий ZKM (Карлсруэ, 2009); персональная выставка Exhibition; A Twenty-One Thousand, Eight Hundred and Four Minute Unworsenable Aplastic, Художественный музей Гётеборга (Гётеборг, 2009), а также — Unveiled; New Art from the Middle East, галерея Saatchi (Лондон, 2009) и Iran, New Voices, Barbican Centre (Лондон, 2008). В рамках IV Московской биеннале современного искусства Барбад Голшири представит свою новую работу «Расцвет и падение апластицизма», которая откроет Международный фестиваль перформанса PYRFYR, новую инициативу Государственной галереи на Солянке в рамках проекта Solyanka VPA (video/performance/animation). Исследование феномена беспредметного искусства, границ и возможностей художественного выражения Голшири продолжит, обратившись к практике long-durational performance. Констатировав падение апластицизма в рамках собственных философских рассуждений, отсылающих к Малевичу, Ротко, основоположникам театра абсурда и, прежде всего, Беккету, художник переносит свой текст в пространство физической коммуникации в поисках нового выражения старого смысла. В ходе непрерывного многочасового эксперимента в музейном пространстве Голшири предстоит пройти нисходящую спираль апластицизма, резервы которого, согласно его выводам, предельно исчерпаны в ходе последнего столетия выставочной деятельности, как некогда исчерпались возможности пластических искусств, обращенных к визуальному восприятию. Художник проделает путь от «Черного супрематического квадрата» — нулевой точки апластицизма, маркирующей конец истории развития изобразительного искусства, до экзистенциального перформанса — исследования предложенной проблематики на уровне интуитивного познания через переживание психологического и физического стресса в ходе изнуряющего трехдневного эксперимента над собственным телом.

Яндекс.Метрика